Critical Stages/Scènes Critiques
The IATCwebjournal/Revue web de i'AICT – Dec, 2016: Issue No 14


"The arts can produce practical, positive and immediate action. In the case of the Arts Resistance, we managed to bring together Ukrainians and Russians at the peak of the war, in 2015, on the grounds of poetry. We helped a Russian artist escape imprisonment and assassination by federal security forces, by organizing an exhibit of his blood paintings in America: on arrival, he applied for political asylum. Through our theatre and music performances, we collected funds for repairs to the roof of a care facility for the handicapped in Nepal. At our poetry translation recitals and stand-up comedy radio show, we collected funds for daily supplies for Syrian refugees in Europe. Our rock-music concert and literary reading raised awareness of the violation of human and LGBT rights in Russia. We deliver palpable, tangible results while reshaping the mentality through the works of classical and contemporary artists.

Beyond these positive actions, how do you re-shape mentalities?

The arts expose, ridicule and therefore desanctify power and give voice to the silenced. I think, this role goes back to the origin of the arts, to its ritualistic and magic nature. The shaman’s chanting by the sacred fire split and developed into two cultural phenomena: religion at the service of the social order and, inevitably, the oppression mechanism, on the one hand, and the high arts that provide the individual an alternative to the collective mentality, on the other. True Art threatens the order by its fierce individuation, dangerous questioning-thinking and refusal to surrender to clichés and commonplaces. It creates an alternative thinking space, a new way of being.


UKRAINE TODAY, AUGUST 20, 2016









Caricatures of Vladimir Putin and Donald Trump perform during the Pussy Riot in conversation with Zarina Zabrisky performance at The Warfield Theater on February 10, 2015 in SF. (GettyImages Photo)


SAN FRANCISCO CHRONICLE, Oct 13, 2015 (click here)

Litquake wrapping up with packed Crawl, by Evan Karp

 


"Each (LitCrawl) phase contains an average of about 30 concurrent events and has so

many sure-thing options it’s almost a shame to have to pick one or two for each hour. But here goes:...Phase 3, 8:30-9:30 p.m.: The Arts Resistance hosts three generations of writers from Afghanistan, America, Belgium, Canada, China and Russia, including Tamim Ansary and Zarina Zabrisky. ( Modern Times Bookstore)


SF ARTS (click here)


The Arts Resistance: Gogol, Babel, Bulgakov

Produced by The Arts Resistance--a group of San Francisco artists who gather to resist injustice and war and to support human rights through the arts--this literary evening of prose, theater and music channels masterworks by Nikolai Gogol, Isaak Babel and Mikhail Bulgakov. Currently focused on Russia and Ukraine, The Arts Resistance is organized in part by Zarina Zabrisky, author of "Iron."


VOSTOK-ZAPAD, NO 14. 
UNCLEAN POWER: LITERATURE TO LIFE (translation is forthcoming)
by Nadezhda Banchik:


В "Запад-Восток" №14 . 

НЕЧИСТАЯ СИЛА – ИЗ ЛИТЕРАТУРЫ В ЖИЗНЬ
27 июня группа Arts Resistance («Сопротивление искусством»), ядро которой составляют писатели, актеры и люди искусства Сан-Франциско и Района Залива, показала театрализованную композицию по произведениям Гоголя, Булгакова и Бабеля. Это уже третье представление группы – после дебютной композиции по стихам русских и украинских поэтов ХХ в. и представления в поддержку российского ЛГБТ-сообщества.

Обстановка маленького самодеятельного театрика в подвальном зале тривиальной сан-францисской постройки, в которых обычно размещаются небольшие магазинчики, кафе, рестораны, - вызвала в памяти театры-студии в советских городах начала 80-х, этакая фронда позднесоветского расцвета альтернативной культуры. Эта обстановка, усиленная оформлением сцены – ничего лишнего, только по ее заднику развешаны стиральные доски, а на сцене – массивное трюмо, - гармонично сочеталась с действом на сцене, разыгрывавшимся как бы на зыбкой границе между народными притчами о ведьмах, русалках и т.п. и советской действительностью 20 – 30-х. Поразительно точно найденная «граница», струна, которая задаёт эмоциональную тональность целостной композиции, составленной из столь разных произведений, как «Вий», «Мастер и Маргарита», «Одесские рассказы» и «Конармия». 
Из этой адской смеси получилась театрализованная композиция в трёх действиях (рассказы Бабеля, составившие третье действие, были представлены не игрой, а художественным чтением «в лицах»). Каждое действие – самостоятельный мини-спектакль, поставленный отдельным режиссером. Всё действо – на английском, режиссёры – англоязычные, выросшие в американской культуре. 
Тем не менее, атмосфера и гоголевской феерии, пропитанной украинским фольклором (даже вставным эпизодом исполнялась украинская народная песня), и мистического бала булгаковской Маргариты, и бабелевского русско-еврейского культурного взаимодействия просто-таки охватывает зрителя своей стихией. Обстановка, минимальный декор, игра, выдержанная между условностью и реализмом, музыкальный фон (Шнитке – и в «Вии», и в «Мастере») сливаются в гармоничном единстве, открывая общую основу четырёх произведений. Не будучи специалистом-театроведом, не берусь оценивать уровень игры актёров, к тому же большинство их – непрофессионалы, хотя играли и профессиональные актёры. В частности, Елена Август окончила актёрские курсы в Беркли. Она работает в театре, а главное, играет в снимающемся в данное время художественном фильме «Steve Jobs». В нынешней композиции Елена представляет художественное чтение рассказов Бабеля. Профессиональные актрисы также играют Ведьму («Вий») и Маргариту («Мастер и Маргарита»). 
Тем не менее, для меня в этом действе был главный вопрос: как расшифровать послание, защифрованное в самом факте объединения вышеназванных произведений в некую целостную композицию? И если между «Вием» и «Мастером» еще прослеживается 
«связной» - «нечистая сила», - то что общего между этими произведениями, с одной стороны, и подчеркнуто реалистичным Бабелем? 
Может, в философских «нотках» - три философа в «Вии», Воланд-философ и сам Бабель-рассказчик? Интересное соединение Гоголя и Булгакова, в частности, явлено в высказывании Хомы Брута («Вий»): «Рукописи не горят, философы не умирают». Первая часть этой фразы – о рукописях – из «Мастера», вторая – из «Вия». Эта фраза как бы объединяет оба произведения сквозной идеей. 
Но всё это – нитки, которыми сшиты «Вий» и «Мастер». А вот зачем понадобилось их сшивать? Этот потаённый смысл доходит не сразу и, уверена, дошёл далеко не до всех зрителей. 
Зарина Забриски, организатор и руководитель группы Arts Resistance и общий режиссер всей композиции, помогает прояснить этот смысл во вступительном слове, а также - в кратком интервью для «Запада-Востока». 
«Все упомянутые произведения объединяет, во-первых, российско-украинская тематика, - поясняет Зарина, - это культурный перекрёсток. - В Гоголе меня привлекло богатство метафор. Ведьма, которая периодически превращается в спящую красавицу – это Россия, которая, с одной стороны, манит богатой культурой, а с другой – отталкивает ужасной, нечистой властью. Наш художник изобразил маску Вия, если Вы обратили внимание, - в виде лица Путина. У «Вия» главная идея – не бояться. Хома Брут погиб, потому что боялся ведьмы. А застрявшая в щелях и окнах сельских хат нечистая сила – мощная метафора сегодняшней России». 
Зарина рассказала, что группа показывала «Вия» перед российским консульством в Сан-Франциско. Испугавшись, российские чиновники позвонили в полицию и в Госдепартамент, мол, нарушают тут общественный порядок. «Нам позвонили из Госдепа: не угрожаете ли, мол, безопасности работников консульства? – полушутя. – Не бойтесь, мы вас очень уважаем и поддерживаем». 
«Булгаков долгое время жил в Киеве, - продолжает Зарина. - И, хотя действие «Мастера и Маргариты» разворачивается в Москве, этот роман – самое яркое воплощение сталинского «дьявольского» террора. Обратите внимание, Маргарита здесь – блондинка. Эту часть ставил режиссер – бельгиец по происхождению, философ, литературовед. Он, в свою очередь, предложил в этой сцене бала Маргариты показать идею светлого образа, противостоящего сплошной сталинской тьме. И воплотил эту идею в эпизоде с платком Фриды (когда Фрида является к Маргарите, жалуясь, что ей каждую ночь является носовой платок, которым она задушила своего младенца). В нашей постановке ребенок как бы оживает, и Маргарита кладёт его к ногам Воланда. Только найдя в себе внутреннего «ребенка» и объединившись с Мастером, Маргарита сможет победить Воланда. 
И, наконец, Бабель – еврейско-русский писатель, который воспел своеобразный, по-своему не лишенный человечности мир воров и налётчиков Одессы, но не смог смириться с разгулом кровавой жестокости «Конармии» - подытожила Зарина. 
И мне становится понятен общий смысл всей композиции. Нечистая сила, пока она остаётся в фольклоре, в литературе, - это всего лишь яркое, красочное явление культуры, хотя и, говоря словами Зарины, - «мощная метафора» российской действительности. Это – «Вий», с его сказочной Лысой горой, ироничными персонажами. Но уже у Булгакова Воланд – наоборот, порождение сталинской «реальной дьявольщины», метафора-обобщение реального террора, с «таинственными» исчезновениями людей (как «в миру» Мастер, возлюбленный Маргариты, исчез без вести из-за своего опального романа «о Понтии Пилате»). А Бабель, описав ужасы «Конармии», показывает, что дьявольщина – вовсе не в литературных фантазиях, а в самОй действительности, созданной Гражданской войной, особенно ее «красным террором». Причём,с масштабами «красного террора» - легального, поощряемого бандитизма - не может сравниться даже заведомо бандитская стихия одесской Молдаванки. 
Интереснее всего, что эта советско-российская мистерия (во всех трёх ипостасях) поставлена и разыграна людьми, большинство которых не имело понятия о русской литературе (за исключением некоторых выходцев из России, а также американцев, увлеченных русской литературой). 
Двое участников, опрошенных мной, сказали, что смысл вышеназванных произведений, которые они ставили и в которых играли, доходчиво разъяснила им Зарина. 
«Мы, большинство американцев, не можем себе представить, как связаны эти «рассказы-ужастики» с российской действительностью. Мы пользуемся свободами, которых россияне лишены. Этой пьесой мы выражаем солидарность с ними», - сказал Пол Корман-Робертс, писатель и поэт, пишущий рассказы, стихи, очерки «в стиле сюрреализма», по его собственным словам. 
«Зарина предложила мне участвовать в этом спектакле, - сказал Уильям Тэйлор-мл. (Хома Брут). – Я с детства был большим любителем русской литературы, особенно Достоевского. А вот «Вия» не знал. Зарина разъяснила мне смысл этого рассказа Гоголя. Я надеюсь, композиция произведет положительный эффект. Люди собираются вместе, получают удовольствие и проникаются духом и энергией высокой литературы». Уильям – писатель, пишет о Сан-Франциско, о жизни, которая его окружает. «Первое выступление Зарины было на презентации моей книги», - сказал Тэйлор-младший. 
И если даже не дошёл до американского зрителя потаённый смысл объединения Гоголя, Булгакова и Бабеля, феерия украинского фольклора и русско-еврейской Одессы, скорее всего, западёт в души мощной энергией творчества.
 

EAST BAY EXPRESS


THIS WEEKEND TOP FIVE EVENTS: ARTS RESISTANCE FOR THE RIGHT LOVE 


Since the passage of a 2013 law banning gay “propaganda,” homophobia in Russia has reached a fever pitch. Amid religious and nationalistic fervor, queer Russians face rampant discrimination, censorship, and, oftentimes, violence. And with heavy restrictions on protests, they are left with few channels through which to advocate for themselves. As an act of solidarity with Russia’s LGBTQ community, The Arts Resistance organized “The Arts Resistance for the Right to Love: In Support of LGBT Community in Russia.” The interdisciplinary event takes place at Liminal (3037 38th Ave., Oakland) on May 29 at 7 p.m. Authors of various backgrounds will read poetry and prose — Zarina Zabrisky, Neeli Cherkovsky, Vernon Keeve III, Naamen Tilahun, Brenda Usher-Carpino, Simon Roghe, Jan Steckel and others. Queer, Belarusian-American artist Stella Kisstiger will show new paintings and San Francisco rock band Wyatt Act will perform. With most of the Bay Area’s small Russian community concentrated in San Francisco’s Richmond District and suburbs like Walnut Creek, the event is a rare opportunity for Russian-American LGBTQ people and allies to gather in Oakland and draw attention to this important cause.
— Nastia Voynovskaya


VOSTOK-ZAPAD, NO 8.

by Nadezhda Banchik:

SOARING OVER TYRANNY AND WAR

ВОСПАРЯЯ НАД ТИРАНИЕЙ И ВОЙНОЙ

Поэтическим представлением «Российская и украинская поэзия в английских переводах», состоявшимся 25 апреля в Сан-Франциско, заявила о себе группа писателей, художников и любителей литературы «Сопротивление искусством» (Arts Resistance), созданная в Сан-Франциско в феврале этого года. Собралось более 200 человек разного возраста.

Дух, витающий в книжном магазине Alley Cats Books на живописной улице Сан-Франциско, создавал виртуальное скрещенье русских литературных салонов и американских литературных вечеров в книжных лавках, особенно популярных в 60 – 70-е годы. И эта обстановка как бы окутывала поэтическим флёром звучащие на русском, украинском и английском стихи. Всё вместе погружало в особый мир, созданный поэтами ХХ столетия, которых, подобно Пушкину, «угораздило родиться в России с умом и талантом» и творить в самые мрачные годы. 
Анна Ахматова, Даниил Хармс, Владислав Ходасевич, Лина Костенко,Осип Мандельштам, Борис Олийнык, Борис Пастернак, Василь Стус, Арсений Тарковский, Марина Цветаева, Павло Тычина (именно в таком, алфавитном в английской трансксрипции, порядке звучали поэты – самый нейтральный порядок, сказала организатор, Зарина Забриски) – один перечень имён настраивает на высокий лад. Но представление, устроенное местной творческой группой, имело еще и другой аспект: все названные поэты, каждый по-своему, столкнулись с советской тиранией. Их краткие биографии-аннотации, представляемые перед чтением стихов, невольно легли в печальную закономерность. 
Мандельштам и Стус сгинули в ГУЛАГе; дочь и муж Цветаевой, Ариадна и Сергей Эфрон, были арестованы в 1937 и 1939 годах, а сама поэт свела счеты с жизнью; Хармс был арестован дважды в 1931 году, а затем 23 августа 1941 года, и умер в тюремной больнице 2 февраля 1942 года; Ахматова испытала на себе травлю по постановлению «О журналах "Звезда" и "Ленинград"»; Пастернака также коснулся арест близкого человека и гонения за «Доктора Живаго»; Олийнык и Тычина были вынуждены, как Маяковский, «наступить на горло собственной песне» и прославлять тираническую эпоху; Лина Костенко была долгие годы отлучена от Поэзии... и только Тарковский кажется на этом зловещем фоне счастливчиком, которого, как сам он признал, «жизнь брала под крыло, берегла и спасала» - но тирания отыгралась на его сыне, кинорежиссерский талант которого стал, в конце концов, неугоден режиму, и прославленный Андрей Тарковский был вынужден закончить свои дни вдали от родины. Как и Владислав Ходасевич. 
Стихи, читаемые искренне, без чрезмерного «профессионализма», звучали посланиями нам, слушателям иного времени, в ином месте, но еще уходящим корнями в то мрачное время. «Реквием» Ахматовой, перекликающееся с ним по настроению послание из ГУЛАГа Стуса; философские зарисовки Тычины, Костенко, Цветаевой; абсурдистские миниатюры Хармса наполнились новым смыслом в наши дни.

«На одном из многочисленных уличных митингов здесь, в Сан-Франциско, против войны в Украине и за свободу России, я поняла, что уличные протесты себя исчерпали, - рассказала Зарина Забриски в интервью газете Запад-Восток. – Как только начинается прямая конфронтация с системой, ты становишься ее элементом». 
Зарина, профессиональный писатель и поэт, автор романа “We, Monsters” и трех сборников рассказов (пишет она только на английском) - поясняет: «Я, учась в Петербургском Университете на филологическом факультете, должна была посещать лекции на военной кафедре, и нас учили спецпропаганде. На этой же кафедре учились Путин и Медведев. Наш преподаватель, полковник Подопригора, учил нас основным приемам спецпропаганды. Это пропаганда, рассчитанная не только на вражескую армию, но и на население. Так вот, в российских новостях я узнаЮ приемы по изворачиванию фактов, которым меня учили. Главное – ввести противника в заблуждение, сомнение, подать информацию так, чтобы сбить с толку. В современных условиях не обязательно прямо очернять противника, важнее сбить всё со своих мест. Представляется не столько правда или неправда, сколько нечто, заменяющее отсутствие правды. А поэзия, искусство выстраивают отдельное, собственное пространство, которое противопоставляет этой пропаганде вечные ценности, дает человеческую основу. Поэтому поэты опасны для диктаторов. Так у меня зародилась идея: создать группу “Сопротивление искусством”. 
В нее вошли любители литературы и искусства – как приехавшие из России и Украины, так и американские писатели. Родилась идея вечеров поэзии русских и украинских поэтов в английских переводах, чтобы настроить всех на музу искусства, и помочь американцам лучше понять русских, да и русской диаспоре вернуться к своим культурным корням».
Большинство переводов взяли из опубликованных англоязычных источников. Но трех украинских поэтов перевела участница группы Каро Каран, писатель, переводчик, специалист по культурологической антропологии и образованию. 
«Поэтические переводы строят мосты между культурами, - сказала Каро в кратком вступительном слове. – Я стараюсь максимально сохранить не только смысл, но и образный строй, ритм и рифму оригинала, потому что это всё составляет красоту поэзии». Для нынешнего вечера Каро перевела Тычину, Костенко и Олейника. 
А Янина Гоцульская, писатель, переводчик, лингвист и фотограф, перевела «Реквием» Ахматовой. 
Каждый из участников нынешнего представления в чем-то талантлив. Большинство из них связаны с литературой, но есть и биолог, и адвокат, и финансист. 
«Мы даже не репетировали, не отрабатывали, просто каждый привнёс свою частицу, каждый сам выбирал поэта и стихотворение. Когда люди имеют страсть, получается хорошо», - сказала Зарина. И англоязычные американцы обнаружили поразительное чутье русских стихов, передав их драматизм и трагизм. 
Этот стихийно сложившийся концерт обнаружил поразительную целостность. Каждый поэт был представлен как бы квинтэссенцией своего творчества – философской, лирической, драматической, трагической. 
Слушатели тоже были разнолики. Рядом со мной сидела Сандра Вассили. Оказалось, она долгое время жила на Аляске, среди потомков русских, живших там еще с тех времен, когда Аляска принадлежала Российской империи. 
«Очень хорошо передан дух времени, - делится впечатлениями Сандра. – Конечно, сопротивление поэзией – непрямое, но она обращается к душам, взывает к благотворным изменениям. Я сама тоже пишу стихи – об Аляске, о своей семье, о том, как память проходит через поколения». 
Свои впечатления высказала Милена Неймарк, участница НКО Nova Ukraine: 
«Прекрасные люди, и замечательно, что можно так, не подчеркивая национальных различий, читать стихи. Это призывает к добру. Недаром большинство участников, не договариваясь, пришли в белом». Правда, было немало и в темном, и в черном – это подчеркивало торжественный драматизм звучавших здесь поэтов. 
Зарина подводит итог:
«Моя цель №1 – поддержать здравомыслящих людей в России и Украине. Благодаря участнику нашей группы Александру Хвастовичу наш вечер записан на видео и выложен на youtube, его смотрят на родине», - сказала Зарина. 
Отзывы, правда, по ее словам, «разноречивые». 
«Некоторые «великодержавники» возмутились, как это русские и украинские поэты звучали на равных? Но мы верим, что поэзия непременно отзовется в ком-то, затронет душу». 
Группа Arts Resistance планирует проводить ежемесячные встречи. 
29 мая в 7 pm встреча "Право на любовь" в поддержку российского ЛГБТ-сообщества состоится по адресу 3037, 38 Аве, Оакланд
Выступят современные поэты и прозаики по-русски и английски. Будет звучать саксофон и гитара.
В июне готовится к постановке Литературный театр черной магии по произведениям Гоголя, Бабеля и Булгакова.

Надежда Банчик

​​​​arts resistance